Война на Донбассе

ВСУ готовятся к отражению вооруженной агрессии по всей границе Украины. Это касается не только линии соприкосновения, но и других районов, начиная от границы с Беларусью и далее вблизи Крыма и Бессарабии.

Чтобы узнать о состоянии системы боевой подготовки в вооруженных силах Украины и перспективах перехода на стандарты НАТО в обучении, корреспондент издательства «Тиждень» встретился с начальником главного управления подготовки — заместителем начальника генерального штаба ВС Украины полковником Алексеем Тараном.

«Тиждень»: Каковы сейчас основные направления боевой и специальной подготовки в ВСУ?

Алексей Таран: Основным направлением подготовки ВСУ является повышение уровня индивидуальных способностей военнослужащих — от солдата до генерала. Также, начиная с 2014-го года мы поддерживаем и наращиваем боевую способность воинских частей по отражению полномасштабной вооруженной агрессии Российской Федерации (страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18) против Украины. Результат этих усилий можно увидеть на карте Украины: линия соприкосновения стабилизирована, дальнейшее продвижение агрессора вглубь территории невозможно.

Как мы этого достигли — большой вопрос. Конечно, учитывали опыт, полученный нами во время проведения АТО и ООС. Ведь за все эти годы у нас был бесценный учитель — война. Все понимают, что для нас так дорого наши ошибки еще никогда в жизни не стоили.

Тогда в начале агрессии мы начинали действия с четырьмя батальонно-тактическими группами на все ВСУ, которые на тот момент были более-менее готовы к выполнению задач. Остальные силы находились в пунктах постоянной дислокации и считались ограниченно готовы или совсем не готовы. И вот каждый год мы постоянно наращиваем наш потенциал.

Усиливается интенсивность мероприятий подготовки: в 2014-2015-м году в 1,5 раза, в 2016-2017-м — в семь раз. Последние два года мы удерживаем этот высокий темп в вопросах развития системы подготовки. Поэтому на сегодняшний день имеем подготовленный к выполнению задач по назначению почти весь боевой состав ВСУ, где основная нагрузка в этой войне лежит на сухопутных войсках, десантно-штурмовых войсках и на командовании морской пехоты, которые обладают достаточным боевым комплектом.

Можно сравнить ситуацию в 2014 году и сейчас: пять тактических групп тогда и семнадцать боевых бригад в сухопутных войсках, пять в ДШВ и две полноценные бригады морских пехотинцев сегодня. Мы также анализируем подготовку ВСУ за прошедшие годы. Каждый шаг был обоснован, у нас были соответствующие планы и расчеты финансовых и человеческих ресурсов. Это помогло нам достичь нынешних успехов.

Раньше у нас было недостаточное количество учебных центров, к тому же они были направлены только на индивидуальную подготовку. Ну и, конечно, даже никаких слов о приближении к стандартам ведущих стран мира. Теперь создается много новых подразделений, соответственно возникает огромная потребность в обучении личного состава. Например, в 2014-м году в 51-ую бригаду ОК «Запад» надо было мобилизовать и подготовить фактически с нуля 5,5 тыс. военнослужащих, чтобы затем отправить их на восток. При имеющихся тогда мощностях это было практически невозможно, соответственно позже несмотря на большое количество достижений это стало причиной многих проблем с этой воинской частью, в частности больших потерь под Волновахой. Для меня это личный вопрос, потому что тогда я был заместителем командующего ОК «Запад» по боевой подготовке, это была моя родная бригада.

— На чем сейчас делается основной акцент?

— Сегодня мы фокусируем наше внимание на расширении возможностей центров по подготовке подразделений, центров имитационного моделирования, на использовании подразделений выявления противника, так называемые Opposing Forces или OPFOR. Мы сосредоточили обучение боевых батальонов и бригад исключительно в Центре подготовки подразделений Международного центра миротворчества и безопасности (МЦМБ) в Старичах и в 235-м Межвидовом центре подготовки подразделений (Широкий Лан). Там преподают наши сертифицированные инструкторы под сопровождением иностранных специалистов из США, Канады и Великобритании. Кроме того, мы готовим бойцов по различным специальностям в учебных центрах и школах. Эта система постоянно развивается.

С начала войны для создания инструментов подготовки, учебно-материальной базы, национальных центров и школ было израсходовано более 10 миллиардов гривен. Это дало нам возможность получить развитую инфраструктуру как для индивидуальной, так и для углубленной профессиональной подготовки в школах. Созданы три новых учебных центра и теперь их уже десять, подготовка специалистов для ВМС перенесена из Севастополя в Николаев. Сформированы одиннадцать школ подготовки специалистов, а до конца года запланировано открытие еще двух. Кроме того, до 2020-го года должны быть подготовлены еще семь таких заведений, в частности появятся школы для снайперов морской пехоты, специалистов ПВО и РЭБ.

На текущий момент в нашем распоряжении также имеется два мощных центра подготовки подразделений. Они переоборудованы с учетом всех современных требований и соответствуют лучшим зарубежным стандартам. Например, центр в Старичах полностью соответствует аналогичному американскому центру в Графенвере, расположенном в Германии. Мы там можем обучать от стрелка до начальника штаба бригады.

На каждое структурное подразделение предусмотрены свои инструкторы, есть даже те, кто занимается с командиром бригады. Только за последние два года мы внедрили в свою деятельность 596 стандартов Альянса (130 для индивидуальной и 466 для коллективной подготовки). К концу 2019-го года мы полностью переходим на натовскую организационно-штатную структуру. Это значит, что в нашу систему подготовки уже воплощены основные стандарты Альянса — и это наше главное достижение.

— Какие новые методики, средства, способы применяются, начиная с 2017 года?

— Много усилий было приложено к созданию собственных инструкторов. Они прошли подготовку по стандартам НАТО, имеют сертификаты от иностранных коллег и аккумулируют в себе как лучшие теоретические знания наших партнеров из альянса, так и практический опыт АТО/ООС. Если раньше штатный командир взвода готовил свое подразделение ко всем видам действий: обороне, наступлению, маршу, то теперь по каждому направлению имеем отдельно подготовленного инструктора. Занятия проводятся с небольшими группами, по шесть-девять человек, следуя рекомендациям альянса.

Отходим от старых практик, ищем новые нестандартные формы и способы боевого обучения. Одним из наших приоритетов является подготовка с максимальным использованием ресурсов и современной учебной материально-технической базы. Меняется и формат: от проведения тактических учений с боевой стрельбой мы перешли к проведению командно-штабных учений с использованием средств имитационного моделирования боевых действий. То есть сначала упражнение много раз отрабатываем на тренажерах и только после этого выходим на полигон. Это позволяет эффективнее использовать наши ресурсы и обучает командира и его штаб планировать боевые действия и управлять подразделениями с помощью современных систем.

В программах вроде JCATS или VBS3 создается виртуальная боевая среда, отображается реальное поле боя. А на тактическом уровне действия отрабатываются с помощью системы лазерной имитации стрельбы MILES. Это существенно экономит средства на вооружение и технику и дает возможность объективного контроля и оценки действий бойцов. Сейчас мы имеем большое количество комплектов этой системы, а в этом году начали покупать отечественный аналог.

— Если говорить о противнике: к чему готовятся в ВС России?

— Россия готовится к проведению широкомасштабной военной агрессии. Эти планы вполне очевидны.

ВСУ, соответственно, готовятся к отражению вооруженной агрессии по всей границе Украины. Это касается не только линии соприкосновения, но и других районов, начиная от границы с Беларусью и далее вблизи Крыма и Бессарабии. На сегодняшний день мы имеем достаточное количество подготовленных органов управления, которые способны планировать и управлять войсками на этих важных направлениях.

— Мы совершенствуем наши возможности функционирования в составе многонациональных штабов всех уровней, повышаем готовность наших сил к участию в учениях как на территории Украины, так и за ее пределами. Только в этом году было проведено пять международных учений, еще двадцать прошли за границей, где наши военные получили высокую оценку от партнеров. Далее работаем над взаимосовместимостью подразделений ВСУ с НАТО. Здесь пока остается несколько проблемных моментов.

Во-первых, это возможность планирования и управления операциями с штабными процедурами НАТО. И второй момент — это знание языка. Управлять войсками через нескольких переводчиков крайне трудно, теряется время и извращается определенная информация. Но мы активно работаем над этим.

В Старичах учения штабов проходят по натовской S-структуре, все штабные процедуры планирования и управления войсками уже соответствуют стандартам НАТО. К сожалению, пока что действует такая ситуация, когда после цикла подготовки бригада возвращается в зону проведения ООС, где эти стандарты еще не внедрены. Необходимость непрерывного ведения боевых действий пока что ограничивает наши возможности по внедрению новых принципов управления, но такая работа ведется.

— Какие еще видите проблемные моменты в системе подготовки ВСУ?

— Хотелось бы увеличить количество национальных центров подготовки подразделений, чтобы обучение велось не последовательно, а параллельно. В идеале в каждом оперативном и воздушном командовании должен быть собственный центр уровня МЦМБ, где можно готовить бригаду. Но все это требует значительных финансов, материальной базы, подготовки инструкторов.

— Как сейчас происходит подготовка резерва?

— Подготовка резерва имеет системный характер, в отличие от эпизодического, который существовал ранее. Имеем полное обеспечение, структуру-от индивидуального уровня до бригадных или командно-штабных учений. Качество подготовки растет. Ведется учет резервистов. Каждый военнослужащий резерва знает свою часть, своего командира, свою боевую машину и свою задачу.

Эта система стабильно работает последние два года. Имеем обратную связь с теми, кто призывался, например, в 2016-м году и теперь, и они чувствуют разницу. Благодаря этому постепенно растет количество желающих подписывать контракт на службу в Вооруженных Силах Украины. Сейчас работаем над изменениями в законодательство, чтобы увеличить мотивацию как резервистов, так и их работодателей.

Подписывайся на Telegram-канал ВРЕМЯ. Узнавай первым самые важные и интересные новости!

загрузка...